"Естественный экономический порядок" С. Гезель

окончание ВСТУПЛЕНИЯ

В естественном экономическом порядке отбор будет осуществляться через личные достижения (при свободной конкуренции субъектов и без привилегий кому бы то ни было!), а это, в свою очередь, приведёт к развитию качеств личности; поскольку только работа является единственным оружием цивилизованного человека в борьбе за существование. Человек, через соревновательность, ищет самого себя в мире, пользуясь тем, что он постоянно увеличивает и совершенствует свои достижения. Именно то, чего он достиг (достигает), определяет его способность в дальнейшем, к примеру, завести семью, каким образом он потом будет воспитывать своих детей и как будет обеспечивать воспроизведение себя и своих качеств в них и через них. Соревновательность в таком виде нельзя сравнивать с соревновательностью спортивного типа (бокса, к примеру) или как борьбу за однозначную победу над кем-то другим, либо то, как ведут себя грабители. Нельзя также сводить её к тому, что результатом победы является чья-то смерть. Такой вид отбора бессмысленен, поскольку сила человека не заключается в его животной силе. Чтобы понять, каково это достижение лидерства через грубую силу, нам придётся опуститься глубоко в историю. Это тогда побеждённые проигрывали всё, сейчас проигравшие соревновательностью не испытывают таких печальных последствий от жизни, как раньше. Нынешние проигрывающие просто испытывают больше препятствий на своём жизненном пути, в силу своих более худших качеств, им тяжелее завести семью, им тяжело поднимать на ноги своих детей, ну и в результате этого у них появляется меньше потомства. Но даже это не говорит о том, что так происходит со всеми и всегда одинаково, иногда играет свою роль случай. Как бы то ни было, свободная соревновательность подстёгивает самых эффективных и приводит ко всё увеличивающемуся размножению; а это само по себе прекрасно, ибо не даёт остановиться человечеству в развитии, не даёт ему исчезнуть.

Естественный отбор, восстановленный в своей первозданной чистоте, будет в дальнейшем ещё более эффективен в естественном экономическом порядке, если избавиться и от привилегий пола. Для обеспечения такой цели, земельная рента будет разделена по числу матерей в отношении к тому, сколько у них детей, это будет компенсацией за несение забот по воспитанию подрастающего поколения (к примеру, в Швейцарии, матери получают ежемесячно по 60 франков на каждого ребёнка в месяц). Такой шаг предоставит женщинам больше независимости, избавит их от необходимости выходить замуж из-за бедности, либо терпеть замужество вопреки своим чувствам, либо вообще скатываться до проституции после совершения того или иного ложного шага. В естественном экономическом порядке женщины будут не просто иметь свободу выбора своих политических представителей (пустой дар!), но и свободу выбирать себе мужчин; а именно на таком свободном выборе и основано всё селективное естество природы.

Естественный отбор в своём высшем предназначении будет тогда работать на полную. Чем более будут велики успехи медицины в помощи размножения людей, помощи выживания даже самых слабых, тем большую важность приобретёт природный отбор, его надо будет всячески поощрять и поддерживать. И вот тогда мы сможем без упрёка воззвать к гуманизму, к христианским чувствам и воочию развернуть науку к нуждам человека. И будет тогда неважно, насколько патологичен будет полученный материал из-за размножения слабых человеческих особей, естественный отбор будет делать своё дело наряду с усилиями человека и так. Искусство медиков может отсрочить неизбежное, но поконочить с евгенезисом оно не в силах.

Если же, с другой стороны, мы решим, что именно государство должно контролировать экономическую жизнь, то этим мы исключим природу из процесса отбора. Размножение людей не является, разумеется, тем, что мы формально вручаем в руки государства, но в определённой мере на это государство очень даже влияет. Ибо только государство решает, когда примерно человек может завести семью (и может ли вообще!), а также, что именно и как он будет предоставлять своим детям (имеется в виду практически всё). Через распределение разных зарплат своим служащим государство нынче весьма успешно вклинивается в процесс размножения людей (через свои структуры), а в будущем такое вот вмешательство будет ещё больше. Скоро в человеческом обществе будет превалировать тот тип людей, который склоняет голову перед государством. Личность тогда не будет больше способна достичь чего-то в своей жизни только через свои собственные способности, через отношения с окружающими; мерилом успеха или неудачи человека, наоборот, будет служить его отношения с властью. Он будет достигать успеха через интриги, а самые умные интриганы будут оставлять самое большое потомство - разумеется, с врождёнными и вбитыми в голову своими предками мыслями и качествами себе подобных. Именно такой государственный контроль над экономической жизнью будет оказывать влияние на отбор человека, точно так же, как смена моды вызывает увеличенное производство овец с той или иной густотой и цветом шерсти, государство будет определять количество белых и количество чёрных овец в стаде. Власть, в лице отобранных в результате селекции самых умных интриганов, будет назначать - поощрять или удавливать - КАЖДОГО человека в отдельности. Те, кто откажется становится интриганами, уйдут в сторону, их тип будет с течением времени будет уменьшаться, пока не исчезнет совсем. Людей будут штамповать под государственное лекало. Развитие образцов "нелекального" типа будет невозможно.

Я расскажу читателю описание такой социальной жизни, какая могла бы развиться под контролем государства. Но мне следует напомнить им, что принцип свободной игры экономических сил, даже карикатура на него, известный нам ещё до первой мировой войны, отпускает в свободное плавание большие секции экономики. И ту бОльшую независимость, которой начинают обладать владельцы денег, невозможно представить! Вот попробуйте: люди владеют ПОЛНОЙ свободой выбора профессии, работы, именно тех, что их устраивают, они живут именно так, как хотят, у них полная свобода передвижения и они не знают, что такое контроль государства над ними. Никто не спрашивает их, откуда они получили деньги. Люди путешествуют по миру без какого бы то ни было багажа, кроме "Сезам откройся!" - чековой книжки - которая, кто бы сомневался, и есть идеальное состояние вещей. Именно такое положение дел называется Золотым Веком - кроме тех, кто исключён из свободной жизни из-за дефектов любой другой, даже очень крепкой, экономической системы - кроме, другими словами, пролетариата. Но являются ли недостатки пролетариата, дефекты конструкции в нашей экономической системе, причиной, по которой следует отменить саму систему, а вместо неё ввести новую, такую которая лишит ВСЕХ свободы, такую, которая погрузит ВЕСЬ мир в рабство? Наверно, было бы более разумно починить недостатки конструкции, предоставить свободу недовольному пролетариату, и именно так сделать всех без исключения участниками и владельцами бесценной свободы нынешней системы? Потому что целью является, естественно, не делать всех несчастными; наоборот, предоставить ВСЕМ доступ к радостям жизни, а этот доступ может быть открыт для всех только через введение свободной игры сил, присущих человеку.

С точки зрения экономического анализа, т. е. продуктивности труда, вопрос о том, что предпочтительнее: государственное предприятие или частное, является полным эквивалентом другого вопроса, а именно - является ли импульс самосохранения более эффективным в преодолении трудностей в жизни каждого человека, нежели импульс сохранения расы людей в целом. (*Мы имеем в виду тот импульс, которые более или менее равзит в каждом из нас: сохранение целого, видов, общества, людей, расы, человечества).

Этот вопрос, из-за присущей ему непосредственной практической важности, видимо более интересен, чем процесс естественного отбора (который занимает века и века). Слегка пройдёмся по нему.

Есть весьма курьёзный феномен: коммунист, защитник общественного владения средств производства, обычно верит, что все другие люди - по крайней мере те, с кем он лично не знаком - почему-то боле эгоистичны, чем он сам. Поэтому часто происходит следующее: самые близорукие эгоисты, думающие в первую очередь о себе, а чаще всегда только о себе, являются в теории самыми что ни на есть коммунистами-энтузиастами. Каждому, кто хочет убедить себя в этом факте, следует на форуме коммунистов объявить чисто коммунистическое предложение: всё отобрать, собрать вместе и всем всё поровну разделить. Результатом будет гнетущее молчание собрания, молчать будут даже те, кто за момент до объявления сего предложения, были самыми яростными сторонниками равенства по равному распределению материальных средств. Все будут молчать, потому что будут подсчитывать в уме: при равных зарплатах достанется ли им равное количество материальных средств или нет? Лидеры отметают подобное предложение по незначительным доводам. Но, посудите сами, ведь никаких препятствий к тому, чтобы в сообществе коммунистов ввести этот принцип... кроме одного, эгоизма самих коммунистов. Ничего не мешает рабочим на фабрике, в любом сообществе людей, в профсоюзе, взять и собрать все зарплаты вместе, а затем распределить их так, чтобы нужды каждой отдельной семьи наиболее полно покрывались бы денежной помощью. Введя такое в жизнь, у людей не появится много трудностей; они смогут убедить весь мир в том, что они не только говорят, но и делают всё по своим коммунистическим принципам, а также полностью опровергнут тех скептиков, которые отрицают тот факт, что человек есть коммунисти в душе. Никто не запрещает проведение подобных коммунистических экспериментов: ни государство, ни церковь, ни капиталисты. Ведь для подобного эксперимента не нужен ни капитал, ни оплачиваемы служащие, вообще не нужно долгих приготовлений и расчётов. Можно начать в любой день и на любом уровне сообщества. Но нужда среди коммунистов в именно таком сообществе экономической жизни настолько мала, что даже проводить такой эксперимент никто не помышляет (и не помышлял). Сведение всех зарплат в общий "котёл" в капиталистической системе требует только того, что результаты труда также должны быть распределены в соответствие с нуждами каждого индивидуума; но, такое же сообщество, выстроенное с помощью государства или с помощью общей собственности, требует также необходимым совершенно другое: чтобы каждый индивидуум не потерял вкуса к работе и радости от неё. Это, кстати, коммунисты тоже могут легко доказать на практике, бросив все зарплаты в общий "котёл". Для этого, после того, как общее собрание решит делить все заработанные деньги поровну (т. е. после запрета всех специальных вознаграждений за специально проявленные усилия!) общее усилие (особенно при раздельной работе) не должно уменьшаться; для этого общая зарплата не должна быть меньше ранее полученной; и, если самые продуктивные коммунисты с радостью внесут свою собственную зарплату в общий фонд (как сейчас они это делают в направлении собственного кармана!), то только тогда вся схема и будет исчерпывающе доказана. Однако неудачи с бесчисленными попытками коммунистических экспериментов в сфере производства показывают, что коммунизм невозомжен под одной простой причине: предложение собрать зарплаты в общий "котёл" всегда утыкается в пустопорожнюю пустотум - в любом сообществе любое производство любых товаров требует специальной подготовки, обучения, технического и коммерческого руководства, а также собственно средств производства. Неудачи на этом фронте поэтому могут быть объяснены с разных точек зрения, однако это не доказывает, что базовый принцип неверен, что дух коммунизма, чувство солидарности слишком слабы. Слишком много "общего" ставит крест на диспутах о том, сколько общего должно быть в меру. Отказ от разделения поровну есть прямое свидетельство против коммунистического духа, против признания того, что импульс к сохранности расы является достаточно сильным, чтобы преодолеть тянущие врозь попытки преодолеть трудности и задачи, ставимые жизнью.

И деться от неумолимой логики вышеприведённых фактов некуда, даже учитывая ранний коммунизм ранних христиан. Скажем так, что ранние христиане практиковали сообщество равных доходов, но не сообщество с высоким уровнем производства, более трудное при организации, действовали на духовном, религиозном уровне; последующие сообщества, которые занимались этим же на семейном или племенном уровнях, подчинялись патриархам, главам семей. В обоих случаях процесс происходил либо под насилием, имея в результате фанатическое подчинение, а не подчинение по импульсу. Эти сообщества подчинялись необходимости выживать; у них не было выбора. И снова, производства товаров для обмена, разделения труда, т. е. то, что делает таким очевидным индивидуальные достижения каждого отдельного человека, ещё не было, не пришло время. Примитивное человечество пахало и убирало урожай, ловило рыбу и охотилось сообща, все они "впрягались" в одно и то же "ярмо", а в таком общем порыве было менее заметно, какой индивидуум пахал больше, а какой - меньше. Да и не существовало тогда никаких стандартов, никакого измерения усилий или успехов, да и не нужны они были, жизнь была едва-едва выносима из-за тяжестей. Но вот появилось разделение труда, появились товары для обмена, и социальный порядок примитивного коммунизма приказал долго жить. Точное количество веса, распределяемого каждому члену сообщества стало известно каждому, и такое распределение стало очень быстро быть пережитком прошлого. Каждый стал стремиться избавиться от результатов своего труда, а более всего самые трудолюбивые работники, те, кто мог указать, как можно достигать высокой производительности, те, кто завоевывал этим уважение своего сообщества. Лидерам пришлось разделить сообщество на уровни, они должны были поддерживать тех, чьи достижения были наивысшими, выше среднего уровня. А уж когда всё пришло к тому, что возникло индивидуальное производство, то сообщество производства распалось. Сообщество же экономической жизни, иначе коммунизм, никуда не делось, потому что его боялись и его постоянно атаковали враги. Оно сдалось внутренним врагам, т. е. тем, кто показывал наиболее высшую эффективность. Если коммунизм, основанный на импульсе, сильнее эгоизма, основанного на импульсе общем для любого человека, то рано или поздно коммунизм победит. Приверженцы коммунизма, как бы ни раздирали их в разные стороны противоречия сложной жизни, всегда будут собираться вместе и всегда будут объединяться.

Движущей силой коммунизма, импульсом сохранения расы (чувство солидарности, альтруизм) является, разумеется, разбавленный импульс самосохранения, который индивиуально проявляет себя в экономической жизни, и его эффективность таким образом находится в обратной пропорции к разбавленному количеству. Чем большим по размеру является сообщество (коммуна), тем менее насыщен "раствор", т. е. тем слабее импульс к работе ради сохранения сообщества. Индивидуум, работающий с одним компаньоном, менее продуктивен в своём труде, нежели индивидуум, работающий один и наслаждающийся результатами только своего труда. А если компаньонов 10, 100 или 1000, то импульс к работе следует разделить на 10, 100 или 1000; таким же образом, если вся человеческая раса имеет все результаты своего труда разделёнными, каждый из этой расы может сказать самому себе: "Неважно, как Я работаю, ибо моя работа есть всего лишь капля в океане." Позыв к работе в этом случае не является импульсом; позыв заменяет простое насилие.

По этой причине и прав невшательский учёный, Шарль Секретэн, сказавший: "Эгоизм должен быть, в принципе, стимулом к работе. Поэтому всё, что может придать этому импульсу эгоизма всё большую силу и свободу действий должно поощряться; а всё, что ослабляет и ограничивает этот импульс должно быть предано забвению. Этот фундаментальный принцип должен прилагаться с неизменностью ко всему, несмотря на близорукую филантропию и порицание церквей."

Поэтому нас можно оправдать в том, что мы обещаем, что любой, кто верит, что ему наплевать на высокие цели естественного экономического порядка, всё равно будет пользоваться добрыми плодами реформы. Такие люди могут ожидать от реформы улучшения своего питания, жилья, лучших садов. Естественный экономический порядок технически будет отличаться от нынешней жизни, будет он отличаться и от коммунизма.


Часть первая: РАСПРЕДЕЛЕНИЕ, вступление.

В оглавление


пища для ума
почитать и переварить


рекомендуем
на правах рекламы







GSM-сигнализация, Покер, Выставки в Италии, Лечение пародонтита, Раскрутка сайта, Изготовление pos-материалов, Металлочерепица, Разработка сайта, Оборудование для бассейнов, Тонировка автомобилей, Женское бельё, Продажа газосиликатных блоков, Доводчики, Где купить очки?, Курсы английского языка, Керамический гранит, Заказать переезд, Доставка по Москве, Минитракторы, Расходные материалы, Volkswagen, Подшипники, Бетонные полы, ЧОП, Автошколы с медкомиссией и фотографом, Ответы на все вопросы про автошколу, Выгода от приобретения жилья в восточных странах, Современные панели, Качественные услуги по проведению переезда, Достоинства профнастила кровельного перед другими типами профиля, Коммерческая недвижимая собственность, Удивительное рядом - уникальные фотообои на ваших стенах, Необходимость фасовки продуктов в эффектную упаковку, Оригинальные копии знаменитых живописцев, Модные тренажеры для всех, Декор различных помещений при помощи вагонки , Новейшие средства для ухода за инвалидами, туры оаэ, отдых в италии, экскурсионные туры в чехию, отдых в тайланде, отдых в китае, создание сайтов беларусь, отдых в греции, перевозки груза, инструктор вождения, отдых вьетнам, загранпаспорта, стоимость оптимизации сайта