Спрос и предложение в политике

Политика –– вещь сложная и малоопределимая (в ясных понятиях науки). Ибо, что есть политическая деятельность? Многое. Начиная от марша с кастрюлями и заканчивая тихой вознёй в международных фондах, с промежутками прощелыжных новостей по всем телеканалам.

Спрос же и предложение в политике гораздо ярче, выпуклее и объёмнее (чем в той же экономике).

Давайте разберёмся.

Когда в наших жизнях что-то меняется с экономической точки зрения (увеличивается инфляция, уменьшается зарплата, растёт давление государства на бизнес или наоборот –– наглеющий бизнес забирает в руки государство), немедленно, как ответ на это «предложение» зеркально растёт протест –– как «спрос». Причём, в отличие от экономики, политическое предложение, будь оно со знаком плюс для большинства (прибавка пенсии, к примеру) или, что гораздо чаще, со знаком минус, всегда, повторим, ВСЕГДА вызывает радикально другой спрос. Назовём его «спрос наоборот». Он, такой вот спрос, всегда нацелен не на удовлетворение предложения, как в экономике, а на борьбу с ним, на ИЗМЕНЕНИЕ предложения в целом.

Таким образом, политическое предложение, в отличие от экономического, не нацелено на удовлетворение спроса (как может показаться несведущим). Нет, политическое предложение нацелено своим остриём на… экономику. Парадоксально, не правда ли?политическое предложение

А между тем, так оно и есть. Все политические телодвижения любой стороны, партии, индивидуума строго позиционируют себя как действо весьма положительное для всех. Иногда ору больше, чем дел. Но позитив прёт из выступлений, подготовки к действиям после таких выступлений буквально изо всех щелей (на своём опыте мы знаем, что, чем больше положительного мы слышим, к тем более худшему надо, в конечном итоге, готовиться!).

Примеров же из истории, когда политические деятели озвучивали политическое предложение, окрашенное негативом –– можно пересчитать по пальцам! И, кстати, память о той незабываемой честности живёт веками.

Приведём только два: в 1929-1930 гг. Сталин и коммунистическая партия недвусмысленно сказали, что, для того, чтобы СССР стал мощным государством, крестьянскому и пролетарскому населению надо будет в ближайшие несколько лет пояски подтянуть, а может быть и поголодать. И всё ради великой цели. Второй пример: поведение господина Черчилля все 30-ые гг. До тех пор пока «рак на горе не свистнул» (Гитлер пол-Европы не скушал), Черчилля мало кто слушал (а он говорил о том, что надо упрочивать и увеличивать британские вооружённые силы). Как только свист стал понятен даже последнему английскому идиоту, тут-то Черчилль и стал премьером-министром.

Если рассмотреть политические предложения двух означенных политиков во время оно, то станет ясно, что их дальновидность, в конечном итоге, очень повлияла на дальнейшее развитие событий. Все их знают.

Все остальные, незначительные, невеликие политические предложения сразу же наталкиваются на политический же «спрос наоборот», т. е. сопротивление. Узнать же, какие из них реально правильные, либо могущие как-то действительно повлиять на положение дел именно во время их изложения и действия не представляется возможным. Нужно, чтобы прошли десятилетия, только тогда правда о политическом предложении высветится во всей своей наготе. И примеров этому тоже тьма-тьмущая.

С другой стороны, в политике всегда присутствует политический спрос, независимо от того, есть ли на «политическом рынке» хоть какое-то предложение. Диктуется это тоже всё теми же экономическими причинами, а, если проще, то тем, что человеку всегда мало. Мало пищи просто, подавай изысканную, мало жилья просто, подавай особнячишко в Лондоне, мало машины просто, подавай «Хаммер» длиной с электричку. Умолчим о налогах, которые лучше вообще –– «взять и отменить»! Именно неудовлетворённость человека обычного, хапиенс ли это америкоидный, европеидный или наш брат, помесь скифа с волком, есть его обычный и нудный политический модус-вивендный спрос во веки веков, аминь.Политическое предложение - величина отрицательная

Подведём краткий итог. Политическое «предложение» ВСЕГДА (за редким-редким исключением!) есть величина отрицательная, в какие бы одежды оно ни рядилось. Разобрать суть такого предложения сразу после его объявления, да даже через несколько лет, никому не представляется возможным (хотя именно что попыток и не счесть!). Его суть станет ясна через столетие, когда уляжется историческая пыль, и можно будет спокойно увидеть, что было на самом деле что.

Политический же «спрос» всегда есть по определению величина постоянная. Нам, людям, всегда что-то нужно. Всегда.

Два этих течения, отрицательное предложение и постоянный спрос на совершенно ИНОЕ предложение и вызывают такое бурное течение политической жизни.

Продолжим о филологии...
Или вернёмся в начало.